Вот кое-какая информация о Кочках из и-нета. Удивительно, я вырос на улице 8 Марта (дом 34) и ничего не знал ни об Обжорном болоте, ни о Кочках!

«Горнозаводская зона Южного Урала славится в народе своими болотами. Там они темные, с застоявшейся водой. Живут в них водяные, кикиморы. Но опаснее всего на уральских болотах – кочки. Что это за существа и откуда они берутся – не известно. Кто говорит, что это дети водяных и лихоманок, кто – что сами они в болотах зарождаются. Для людей они самые зловредные. Потому что на взрослых они никогда не нападают – сил не хватает, а охотятся за маленькими детьми. Особенно лютую кочки в окрестностях Златоуста и Кыштыма.

По виду кочки – как обыкновенная болотная кочка. Днем пройдешь и не заметишь. Это потому, что в болоте они по самые плечи сидят, а на охоту ночью выходят. Головы у них большие и лохматые, глаза горят болезненным огнем, руки длинные до земли свисают, а тельце маленькое сморщенное, все в язвах – от долгого сиденья в холодной тухлой воде. Только стемнеет, выползают они из болота и смотрят по сторонам – нет ли где ребенка заплутавшего. Если увидят – руки у них вытягиваются как веревки, опутают малыша и в трясину утащат. Об их приближении догадаться трудно, только по запаху болотной гнили и можно определить, что кочка где-то поблизости. Раньше их много было – как весна начинается, так дети пропадать начинают. Сейчас, стали тише себя вести, но говорят, что меньше их не стало, попрятались просто до поры. При удобном случае обязательно еще во всей своей пакости людям покажутся».

В этом году многие заметили появление большого количества кочек на полях вдоль трассы М53. Той, что соединяет Новосибирс и Кемерово. Раньше-то кочки никого не интересовали, а тут они у всех на виду, надо же обсудить такое диво. Поскольку каждый день приходится ездить в автобусе из Кедровки в город, часто слышу самые противоречивые объяснения:
— Сколько много кротов нынче развелось — девушка обсуждает с подругой сей необычный факт
— Да не кроты это — вклинивается в разговор пожилой мужичок — кочки черные муравьи создают. В Казахстане их, значит, травят, вот они к нам и бегут…
Ну и так далее.
Разумеется и мне стало интересно, чего же случилось с полями? Представить такое огромное количество муравьев — этож настоящие бедствие! Однако тревогу пока никто не бьет. Первым делом залез в google. Естественно, ни одной нормальной статьи, отвечающей на вопрос: «откуда на полях берутся кочки?» в интернете нет, одни предположения. Единственное, что можно почерпнуть в глобальной сети — этот вопрос интересует не только Кемеровчан.
Вышеуказанные объяснения данному феномену оказались самыми популярными. Но что еще относят к католизаторам образования кочек?
— Суслики, сурки, земляные собачки и т.д.
— Почва просто болеет
— Это корневища растений
— На полях селятся тараканы, покинувшие дома >_<
— Во всем виновата Чернобыльская катастрофа О_о
Честно говоря, по началу я готов был поверить в версию с муравьями, ведь они действительно обитают в большинстве из этих кочек. Ясность в этот вопрос внес проректор КемГУ Невзоров Борис Павлович, человек, хорошо разбирающийся в вопросах экологии и природных процессах в целом. ВНИМАНИЕ, правильный ответ:
«Кочки образуются в тех местах, где был проведен пал (жгли траву то есть). Если пройтись по таким полям, то можно убедиться в том, что трава выгорает не полностью, остаются островки не тронутые огнем. В таких местах корни растений развиваются и растут интенсивней, нежели на остальных участках, создавая кочку». Большое же их количество обусловливается холодной погодой, стоявшей в середине мая. Муравьи заселяют уже готовые кочки, им там жить, вроде как, комфортно.
Ответ с корневищами в интернете тоже промелькал, но каким образом они группируются в кочку, никто так и не смог дать ответа. Вот так, век живи — век учись:)

Хотя на Кемерском болоте не проводилась столь масштабная деятельность, как на некоторых других верховых болотах Латвии, торфяные разработки и здесь сделали свое дело. Во второй половине 20 века в СВ части торф добывался на площади 115 га. И хотя планы были далекоидущими, раскопки были приостановлены, так как они могли повлиять на богатство курорта Кемери – образование серных вод, происходящее под слоями болотного торфа.
Торфоразработка тесно связана с мелиорацией – нужная территория сначала осушается для облегчения перемещения техники. Так как после прекращения добычи торфа на Кемерском болоте остались незакрыты системы рвов, вплоть до 2006 года они продолжали выполнять свои обязанности – осушали болото, которое начало усиленно зарастать в этой части.
Характерное для естественных торфяных болот покрывало из сфагнума сменилось рядом со рвами более высокой и густой растительностью – вереском и багульником, начали расти и деревья – березы и сосны.
Для предотвращения высыхания и зарастания болот необходимо устранить искусственно создаваемую утечку. При начале проведения работ был подготовлен технический проект по восстановлению водного режима болота, в котором подробно перечислялись осуществляемые работы, и осенью 2006 года приступили к раскопкам. Для блокирования рвов был использован малоизвестный до этого в Латвии метод – торфяные дамбы, которые строили с помощью экскаватора. Всего в ходе работ была построена 61 дамба, 50 на обводных каналах карьера и 11 в западной части болота. Кроме того, было возведено несколько более крупных строений для регулирования воды: повышен уровень дорожной дамбы на протяжении 1,4 км и построено три дамбы с протоками в местах утечки воды на периферии болота, протяженностью соответственно 60, 40 и 60 м.
Благодаря засыпанию проложенных когда-то мелиорационных рвов и приведению в порядок существующей дорожной дамбы, удалось достичь повышения уровня воды в карьере и рядом с ним. Фрезерованные торфяные поля частично затоплены и стали влажнее, а опустившееся озеро снова наполнилось водой.

Болотные кочки

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *